„Не ждите большинства, создайте большинство“

    Так обращается к своим коллегам c „Гродно Азот“ Владимир Журавко в коротком видео, размещенном в Telegram-канале, коммуникационной платформе белорусского протестного движения (Shuravko, 2020). Владимир был арестован и уволен с должности члена забастовочного комитета одного из крупнейших химических предприятий страны „Гродно Азот“ (Labourstart, 2020). Он является одним из тех смелых активистов независимых профсоюзов, которые знают, что массовые забастовки – это самый быстрый и мирный способ покончить с незаконным президентством Лукашенко. Лукашенко тоже знает это и использует все репрессивные средства для подавления забастовок и профсоюзной организации еще в зародыше. На профсоюзных активистов постоянно оказывают давление, их увольняют, арестовывают и избивают. 16 ноября девятнадцать профсоюзных активистов были приговорены к лишению свободы за участие в „несанкционированном массовом мероприятии“. О ситуации в Беларуси рассуждает Франк Хоффер, научный сотрудник Глобального института труда.


    На улицах Минска многое напоминает о самоосвобождении, происходившем в Центральной и Восточной Европе 30 лет назад, когда советская система взорвалась перед лицом широких народных движений и мирных демонстраций за свободу и демократию. Народу Беларуси надоела стагнация, государственная пропаганда, КГБ, произвол и фальсификации выборов. Протест не организован централизованно и даже не инициирован иностранными державами – как хотелось бы верить мистикам от конспирологии. У них нет руководства – и в этом тоже их сила. Поэтому даже арест множества активистов не может остановить массовый протест. Telegram-канал Hexta – это виртуальное общественное пространство, через которое децентрализованные протесты спонтанно координируются и объединяются в сеть. Креативность форм протеста отражает многообразие самых различных групп: студентов, художников, врачей, рабочих, пенсионеров, предпринимателей, интеллектуалов, которые неделя за неделей массово выходят на улицы, требуя отставки Лукашенко.
    Однако Лукашенко и его служба безопасности для защиты своей власти полагаются на КГБ и полицейский террор в отличие от беспомощных старцев тридцать лет тому назад в Праге, Софии или Восточном Берлине. В Кремле нынче не Горбачев, а Путин – поэтому Лукашенко верит в поддержку авторитарного варианта российской стороной и рассчитывает, что Запад после нескольких символических санкций, следуя реальной политике, смирится с фактом ужесточения его диктатуры.


    Мирный протест и головорезы в штатском
    Отважные женщины и мужчины уже несколько месяцев подряд выходят на улицы, несмотря на полицейские дубинки, шумовые гранаты, массовые аресты и пытки. Бесчисленное количество людей были жестоко избиты и подвергались запугиванию. В прошлый четверг 31-летний Роман Бондаренко скончался от полученных ранений, после того как был избит государственными головорезами в штатском (Roth, 2020).
    Белорусская диаспора со всех концов света поддерживает своих соотечественников, проводя общественные кампании в Берлине, Ванкувере, Сиднее и многих других городах. Европейские политики выразили свою солидарность, Европарламент присудил премию имени Сахарова (European Parliament, 2020), а немецкий Бундестаг принял удивительно четкую резолюцию. Россия и некоторые ее политические друзья на Западе цинично – во имя политики невмешательства – отвергают поддержку протестного движения, поддерживая при этом Лукашенко. Однако невмешательство – это не выбор в ситуации конфликта между государственным террором и самоопределением. Вступиться за народ, определяющий собственную судьбу, не является вмешательством во внутренние дела. Угрожать же направить в Минск спецслужбы, как это делает Путин (BBC, 2020), и посылать в Минск пропагандистов Russia Today, чтобы заменить критически настроенных журналистов на белорусском государственном телевидении – это и есть вмешательство.


    Поддержка борьбы за свободу
    Среди сторонников демократического движения есть и такие, кто вовсе не славятся как поборники свободы и верховенства закона, например, Ярослав Качиньский, Виктор Орбан или Борис Джонсон. И ни Бундестаг, ни правительство Германии не озвучили столь четкой позиции по поводу Саудовской Аравии, Гонконга или Таиланда. Но то, что было сделано правильно в случае с Беларусью, не становится ошибочным из-за того, что они оказались неспособными сделать того же по отношению к другим странам.
    Однако без ежедневной и активной солидарности не только со стороны белорусской диаспоры, но и со стороны профсоюзов, других гражданских инициатив и политических партий существует опасность того, что Беларусь быстро исчезнет из общественного поля зрения, а официальные политические заявления о солидарности останутся пустыми словами. Белорусы нуждаются в моральной, политической и финансовой поддержке и практической помощи преследуемым, арестованным и перемещенным лицам.


    Не только среди международных сторонников, но и в рамках самого протестного движения наблюдается широкий спектр политических настроений и экономических интересов. По-другому и не может быть при столь широком протестном движении, и когда будет достигнута объединяющая цель – Лукашенко уйдет и состоятся свободные выборы – эти различия станут очевидными. Вполне вероятно, что некоторые эйфористические мечты будут разрушены, а за Лукашенко последует безжалостная рыночная экономика. Все будет зависеть от поддержки тех – особенно независимых профсоюзов, кто представляет социальные и экономические интересы широких слоев населения.
    Стартовые экономические условия в Беларуси намного лучше, чем в Польше или странах Балтии в 1989 году. Несмотря на риторическую лукашенковскую советскую ностальгию, в стране уже произошли значительные структурные изменения. То, что уже дискредитировало себя тридцать лет назад – шоковая терапия и бесстыдная приватизация национальных активов – было бы не только чрезвычайно болезненным для Беларуси сегодня, но и ошибочным.


    Справедливые перемены вместо шоковой терапии
    Разработка идей достойной и социально справедливой трансформации должна начаться уже сейчас. Это необходимо, чтобы избежать как олигархического капитализма (как в России или в Украине), так и шоковой терапии, от которой люди, разочарованные демократией и свободой, обращаются к таким нелиберальным националистам, как Орбан, Качиньский или Путин.

    „Лукашенко уходи! “ – требуют люди по всей Беларуси уже многие недели подряд. Эта борьба за свободу народа, попавшего в западню между геополитическими интересами, нуждается и заслуживает нашей полной солидарности. Солидарность теперь означает поддержку протестного движения, бастующих рабочих и их независимых профсоюзов, журналистов и других инициатив гражданского общества. Но это также и предложение европейской экономической поддержки демократической Беларуси. Именно поддержки, а не того, что считают правильным технократы из МВФ, ЕЦБ и Еврокомиссии и навязывают странам. Речь должна идти о поддержке справедливого и инклюзивного процесса реформ совместно с демократическими представителями белорусского народа и при широком участии населения. Вопрос в том, чтобы избежать социальных ошибок, допущенных в ходе прошлых преобразований, когда за политическим освобождением для многих рабочих, фермеров и пенсионеров последовало экономическое уныние.


    Вместо фатальных программ структурных реформ прошлого демократические силы Беларуси нуждаются в экономическом пространстве для социально ответственных и справедливых преобразований. Безоговорочное открытие внутреннего рынка ЕС для экспорта из Беларуси, предоставление промежуточных кредитов для предотвращения краткосрочного финансового кризиса, стимулирование прямых европейских инвестиций и широкое сотрудничество в области науки и образования – были бы их важными составляющими. То же самое касается консультирования и содействия в создании государственных банков развития, включения работников и независимых профсоюзов в структуры корпоративного управления, ответственного управления коммунальными службами, а также разработки систем всеобщего пенсионного обеспечения и здравоохранения. Одним словом, такая программа помощи, которая способствует расширению возможностей для развития страны, а не направлена, в первую очередь на периферийную интеграцию в экономические и миграционные интересы европейских центров власти.


    Вопросы о путях будущих преобразований должны ставится и обсуждаться уже сейчас, даже если ответить на них можно будет только после победы над Лукашенко и самоосвобождения белорусского народа. Потому что там, где отсутствуют позитивные идеи для трансформации – рынок, власть и деньги заполнят имеющийся вакуум. Однако даже если сегодня нет ясности в отношении будущего Беларуси, очевидно, что оно начинается с одного слова: „Уходи!“


    27.11.2020